За последние сто лет проблема употребления психотропных препаратов (наркотиков), изменяющих состояние сознания, стала в ряд общесоциальных проблем мирового масштаба. По данным группы экспертов ВОЗ в современном мире имеет место непрерывная тенденция к увеличению числа лиц, принимающих наркотические препараты, постоянно растет употребление наркотиков подростками и молодыми людьми, активизируется употребление нетрадиционных наркотиков, широкое распространение получили синтетические наркотики.

Употребление человечеством наркотических веществ имеет очень древнюю историю, однако этот процесс вплоть до 19-го века не представлял собой такой зловещей проблемы, как это выглядит сегодня, и до начала 20-го века практически не существовало ограничений на производство и потребление наркотиков.

Итак, что же такое наркотики? Когда и как они массово появились в жизни человечества?

Этим собирательным понятием объединены столь разные вещества, по-разному действующие на разных людей, что дать точное определение оказалось не так-то просто. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в широком смысле определила наркотик как «вещество или смесь веществ, отличное от необходимых для нормальной жизнедеятельности (подобно пище), прием которого влечет за собой изменение функционирования организма и, возможно, его структуры». Поскольку алкоголь отнесен к пищевым продуктам, постольку он юридически не является наркотиком. По этой же причине выведен из употребления термин «алкогольная наркомания», бытовавший в 20 — 30-е годы. И хотя алкоголь ежегодно во всем мире убивает раз в двадцать больше людей, чем погибает от передозировок героина, в массовом сознании он считается, в общем, безопасным. А теперь обратим взгляд в глубь времен, чтобы проследить драматическую историю взаимоотношений человека и наркотиков.

У истоков ранней религиозности сплошь и рядом стоят психоактивные растения, которые тонко вплетены в священные обряды и повседневные традиции народов, сопровождают человека с момента рождения до самой смерти. Мак снотворный из семейства маковых известен как лекарственное растение со времен глубокой древности. Обнаружение маковых семян и маковых коробочек при археологических раскопках вблизи Боденского озера в Северной Европе дало историкам основание считать, что плантации мака могут относиться к позднему Бронзовому веку. Древнейшие следы мака найдены на территории современной Швейцарии в свайных постройках. Первым упоминаемым в истории растением с психоактивными свойствами также был мак. Еще пять тысяч лет назад его использовали шумеры, жившие на землях Нижней Месопотамии, это территория современного Ирака. На глиняных табличках, обнаруженных при раскопках в шумерском городе Ниппуре, обнаружены рекомендации приготовления и употребления опиума. Шумеры называли его «гиль», что означает, «радость».

Около 2700 г. до н.э. в Китае уже использовали коноплю (в виде настоя, как чай): император Шен Нун предписывал своим подданным принимать ее в качестве лекарства от подагры и рассеянности, кашля и поноса. На стенах погребальных комплексов индейцев Центральной и Южной Америки есть изображения людей, жующих листья коки (один из способов приема кокаина), датируемые серединой 3 тыс. до нашей эры.

Архаичная, дописьменная религиозность подразумевала систему ценностей в виде мистического мироощущения. Для общения с мифическими существами, управляющими судьбами людей, язычники стимулировали появление трансовых, экстатических состояний с помощью природных растительных галлюциногенов. На Руси и в Западной Европе до сих пор растут несколько видов грибов, содержащих псилоцибин. По виду их трудно отличить от мелких поганок. Кстати, само слово «поганка» происходит от латинского «poganus» – язычник.

Впервые человек мог открыть одурманивающие и снотворные свойства мака или конопли вполне случайно — при вдыхании дыма во время сжигания растения. Греческий историк Геродот (V век до н. э.), сообщая о жизни скифского племени массагетов (северное побережье Каспийского моря), писал: «Они садились вокруг дерева, бросали в разводимый костер какие-то плоды и опьянялись дымом от этих плодов, как эллины опьяняются вином».

Головка мака фигурирует также во многих мифах Древней Греции как символ забвения боли, мук и страданий. Древние греки верили, что цветок мака вырос из слез Венеры, которые она проливала, узнав о смерти своего дорогого Адониса. Они считали мак необходимым атрибутом бога сна – Гипноса и его родного брата, бога смерти – Танатоса. Вследствие этого бог сна изображался у них всегда в виде лежащего или сидящего юноши или ангела с опущенными крыльями, несущего в руках маковые головки. Иногда венком из маковых головок была украшена и его голова. Бога смерти изображали также в виде юноши с венком из мака, но с черными крыльями, в черном одеянии и гасящего опрокинутый горящий факел. У древних римлян богиня ночи всегда представлялась обвитой гирляндами маковых цветов – как символ спускающегося на землю в это время покоя-отдохновения. Жилище бога сновидений Морфея – царство сна – представлялось в их фантазии засаженным маком. «Когда Морфей, – говорили древние римляне, – хочет кого-либо усыпить или навеять на него приятные грезы, то он прикасается к нему только маковым цветком».

Засохший млечный сок надрезанных коробочек мака – опий (опиум) – по-видимому, применяли уже в раннюю микенскую эпоху греческой культуры (XIV-XII века до н. э). Тремя коробочками мака увенчана голова статуи богини исцеления того времени. Название «опиум» происходит от греческого «opium» – сок. От этого слова позже образуются, по-видимому, древнееврейское «ophion» и арабское «af-yun» или «afiun», которое можно найти во многих других азиатских языках. Британский египтолог Р. Томпсон в 1924 г. сообщил об упоминании в древнеегипетских рукописях процедур сбора и медицинского использования опиума. В качестве примера он приводит текст следующего содержания: «Ранним утром старая женщина, мальчики и девочки собирали сок на разрезах (маковых капсул) небольшой железной ложечкой и затем переносили его в горшочек для пищи».

В древнем мире встречались и иные формы стремления одурманиваться различными ядовитыми веществами. Сохранился любопытный исторический документ, в котором римский военачальник Плиний, комендант крепости Триирум (на месте современного города Трир в западной Германии) жалуется в Рим, что его солдаты бегают по прирейнским холмам, собирают «абсинтум» – то бишь, полынь, – вываривают её в котлах, после чего пьют вонючее зелье и «ходят, как в дурмане». В целях борьбы с подобной «наркоманией» Плиний просит наладить регулярные поставки вина из Италии.

В раннем средневековье, во время завоеваний арабов, для которых опиум отчасти мог служить суррогатом запрещенного исламом вина, культура опийного мака проникла дальше на Восток. Опиум обладал еще одним полезным в некоторых случаях свойством –заглушать голод, практическое приложение которого оказалось весьма кстати для мусульман, среди которых всегда находилось некоторое количество людей, тяжело переносивших тяготы строгого месячного поста, известного под названием «рамадан».

Карл Великий в своих капитуляриях приказал, чтобы мак возделывался в каждом крестьянском саду, и чтобы при платеже податей от каждого двора вносилось по четверику семян мака. Начало чисто медицинского применения опиума можно начать вести от «отца медицины» Гиппократа (440-377 гг. до н. э.). В его трудах упоминаются свойства 300 лекарственных растений, в том числе там есть ссылка на вещество, называемое «меконином», которому приписано наркотическое действие. Более определенное упоминание о млечном маковом соке можно найти у Теофраста (около 350 г. до н. э.). В его употреблении «меконин» достоверно обозначает опиум и рекомендуется при глазных болезнях и психических расстройствах. Для периода классической античности начала новой эры характерен культ знаний практической медицины. Скрибоний Ларгий в своем труде «De Compositiones Medicamentorum» (40 г. н. э.) подробно описывает метод сбора опиума из капсул мака, Валафрид Страбон («О культуре садов») – культуру возделывания мака. Древнегреческий врач Диоскорид, которого считают основоположником фармакологии в Европе, в книге «Materia Medica» анализирует активность экстрактов целого растения, которые он называет «меконином», и сока капсул – «опиума». Диоскориду приписывается и другое название опиума – «дио-кодион». Препарат под таким названием надолго сохранил свое значение и упоминается в «Немецкой фармакопее» (в конце XIX века).

Описание медицинского использования опиума (опия) встречается в 37-томной «Естественной истории» Плиния Старшего (I век н. э.). У Цельса и других латинских авторов I века н.э. есть описание лекарства «слезы мака». С авторитетом римского врача Клавдия Галена (129-201 гг. н. э.), восторженно относившегося к опиуму, некоторые историки связывают чрезвычайную популярность опиума в Риме в начале первого тысячелетия. Арабские врачи несколько позже, но так же интенсивно внедряют опиум и его препараты в медицинскую практику. Абу Али Ибн Сина, известный более как Авиценна (980-1037), рекомендует опиум при диарее и болезнях глаз. Смерть Авиценны связывают с излишним его увлечением опиумом. В эпоху крестовых походов христианских войск в Палестину опиум как лекарственной средство, видимо, начинает понемногу проникать в Европу. Известный средневековый врач Табернемонтанус даже написал целую книгу под заглавием «Magsamensaft» («Сок маковых семян»). В ней он указывал на необходимость применения этого снадобья в четко определенных случаях и не советовал злоупотреблять им. Первый медицинский препарат, специально изготовленный из опиума, прописал больному в пятнадцатом веке знаменитый Парацельс.

Несмотря на тысячелетнее использование снотворного мака и его препаратов, ни в одном научном трактате из перечисленных выше не упоминается о каких-либо токсических воздействиях опиума и не дается опознавательных описаний возможной наркомании. По-видимому, уровень развития медицинских знаний того времени не позволял в полной мере осознать проблему наркомании.

Активизация завоевательных походов и торговых взаимоотношений между народами и культурами, кроме всего прочего приводила и к проникновению традиций к употреблению наркотиков на новые территории. Так в результате крестовых походов и путешествий Марко Поло европейцы узнали опиум и гашиш, широко распространенные на Востоке. Позднее эпоха великих географических открытий и освоение европейцами новых континентов познакомили цивилизованный мир и с новыми психоактивными веществами. Только открытие Америки дало миру кокаин, различные галлюциногены и табак. Правда, освоение европейцами новых «продуктов и веществ» шло не очень быстро. Так, первый европеец, закуривший табак – спутник Колумба Родриго де Херес – по прибытии из путешествия в Испанию был заключен в тюрьму, так как власти решили, что в него вселился дьявол. Известно даже несколько попыток объявить вне закона кофе и чай в те времена.

В 1560 году францисканский монах Бернандино де Сагатун, долгое время бывший в Новом Свете миссионером, опубликовал в Европе объемистое сочинение «Всеобщая история Новой Испании». Там он, среди прочего, рассказал о распространенном среди мексиканских индейцев обычае употреблять кактус-пейотль или настойку пейотля с целью достичь измененного состояния сознания. Это опьянение, сообщает далее отец Бернандино, обычно продолжается два или три дня, а затем проходит. «Это растение поддерживает их (индейцев) и придает им силы в бою, избавляя от страха, голода и жажды», – пишет он.

Культ кактуса пейотля и других галлюциногенов, например, грибов, зародился в доколумбовой Америке в глубокой древности. Во многих местностях Центральной Америки встречаются каменные изваяния фигурок грибов – людей высотой до метра. По одному из вековых преданий, в те далекие дни несколько индейских племен, объединившись, подняли мятеж против поработивших их воинственных и жестоких соседей. Но в решающей битве мятежники потерпели поражение. Оставшихся в живых повстанцев враги загнали в жаркую и безводную пустыню. Там им грозила неминуемая смерть от жажды. Но на пути они встретили мясистые кактусы, в толстых тельцах которых, кроме воды, оказалось еще что-то, что позволило людям не только пересечь пустыню, но и услышать голос Божества.

В Европе традиция употребления наркотиков с целью опьянения присутствовала давно. Например, в исторических архивах Британского адмиралтейства есть очень любопытные упоминания, по поводу жалоб адмирала Нельсона, что его матросы курят корабельные канаты, сделанные из конопли. Примерно в тоже время, в самом начале девятнадцатого века солдаты экспедиционного корпуса Наполеона, вторгшегося в Египет, познакомились с гашишом. Естествоиспытатели, сопровождавшие Наполеона во время египетского похода, отмечали, что множество аборигенов – мужчин поражено каким-то «странным душевным параличом», и связывали это с курением гашиша. Наполеон уже тогда был обеспокоен проблемой злоупотреблений гашишом в его войсках и всячески пытался запретить его употребление своим солдатам. К тому времени в передовых странах Европы уже во всю активно входит в обиход массовое употребление различных, прежде весьма экзотических, «колониальных» товаров. Так в восемнадцатом веке потребление кофе в Англии подскакивает с 2 до 120 миллионов фунтов в год. Но надо понимать, кроме кофе, табака, чая, какао, каучука, пряностей и прочих, вполне прогрессивных и необходимых новому европейскому потребителю, в Старый Свет начинают активно проникать гашиш и опиум.

Кроме того, англичане быстро осознают выгоду, возможную при торговле наркотиками, в частности опиумом. Если прежде традиционно ведущими мировыми центрами по поставкам и распространению опиума были Турция и частично Аравия, то вскоре англичане перехватили инициативу у восточных деспотий и сосредоточили всю выгоду мировой торговли наркотиками в своих руках. Британцы на территориях своих колониальных владений в Индии в конце восемнадцатого века начали устраивать обширные маковые плантации и принялись в огромных количествах производить опиум для вывоза в соседние мусульманские страны и особенно в Китай.

И хотя в 18-ом веке психиатры используют опиум «с удивительно хорошими результатами», именно в начале этого столетия появляются первые научные описания наркотической зависимости. В 1701 г. в трактате «The mysteries of opium revealed» лондонский врач Джон Джонс описывает эффект неожиданного прекращения использования опиума после долгого его употребления, т. е. синдром отмены. При этом Джонс почти подошел к описанию наркомании, но не смог оформить свои мысли в концепцию наркомании и отличить злоупотребление опиумом от злоупотребления алкоголем и никотином. Так, после описания признаков «длительного употребления опиума» он писал: «Нет доводов против того, что опиум калечит дух намного больше, чем вино или еда, пресыщение которой намного опасней». И далее: «Зло не в самом лекарстве, а в человеке».

Одно из первых научных описаний психотропных свойств опиума принадлежит Альбрехту Галеру (1708-1777 гг.), известному философу, врачу и поэту своего времени. Галер страдал мочекаменной болезнью и принимал опиум в возрастающих дозах, отмечая его благотворное действие на депрессию. Парадоксальную реакцию на опиум описали в своих работах Ганди (1791) и Симэн (1792). Последний выявил депрессирующее действие опиума, тогда как Ганди описал стимулирующий эффект препарата. И хотя оба автора были правы, реакция на наркотик ошибочно интерпретировалась ими как индивидуальная реакция пациентов на опиум, связывалась с их конституцией, наследственностью, возрастом, дозой, но никак не с патогенезом наркомании.

Во многих описаниях путешествий по странам Востока часто упоминались мрачные картины употребления опиума, которые оправдывались традициями этих стран. Хайген, путешествовавший по Восточной Индии, является одним из первых авторов описания развития толерантности и физической зависимости: «Тот, кто привык к нему (опиуму), должен принимать его ежедневно, иначе он обречен на смерть или самоуничтожение. Тот же, кто никогда не употреблял его, в случае, если ему представится возможность принять дозу, привычную для потребляющего, умрет непременно». В воспоминаниях Крампа о странах Востока написано: «…подобно вину и спиртным напиткам в цивилизованной Европе, в этих странах поддерживается трусость, утешение в несчастье постоянным потреблением наркотиков». И далее: «Магометане, по-видимому, во всех четырех частях света более расположены к наркомании, к потреблению опия, нежели спиртного и других возбуждающих напитков, что, по-видимому, обусловлено их религиозными традициями» (Крамп, 1793). У Крампа историки впервые встречаются со словом «наркомания», по-итальянски «addicted», что в те времена было равнозначно по смыслу «пристраститься к чему-либо, к какой-либо разновидности порока», равносильно «плохой привычке». В значении патологической зависимости слово «наркомания» вошло в употребление значительно позже, когда проблема наркомании в медицинском смысле переросла рамки «плохой привычки».

В Европе конца 18-го – начала 19-го века наблюдается вспышка интереса к употреблению опиума и гашиша среди творческой интеллигенции, частично индуцированная Опиумными войнами с Китаем. Том де Куинси (1785-1859) был известен не только благодаря своей деятельности литератора и публициста, но и как приверженец доктрины «церкви опиума», как глава этой церкви, а в последствии – автор автобиографической книги «Исповедь англичанина-опиомана» (1822), переведенной на русский язык в 1834 г.

Первая массовая вспышка наркомании в Европе относится к 1840 году. Именно тогда в Англии были приняты «усиленные меры в пользу трезвости». Естественно в процессе ограничения возможностей пития и дороговизны алкоголя, люди начали искать заменители спиртного и быстро нашли замену выпивке в наркотиках. Спрос на опиум мгновенно усилился и аптекари в промышленных английских городах стали быстро наживать хорошие состояния, продавая невиданное прежде количество опиумных пилюль для рабочих, которым спиртное стало не по карману. Ежегодное употребление опиума в Англии в 1859 году составляло 61 тысячу фунтов, то есть приблизительно 27 с половиной тонн. Средней дозой для взрослого человека считаются 30 граммов в день. Исходя из ежедневного приема этой дозы, опиум употребляли 5 процентов британцев. Количество точек розничной торговли, где продавался опиум, в Англии в это время оценивается от 16 до 25 тысяч. В Ирландии в то же время началась эпидемия эфиромании, в результате которой было открыто явление общего наркоза.

Во Франции все началось в конце тридцатых — начале сороковых годов, когда французский врач Моро де Тур по возвращении из Алжира предложил своим друзьям попробовать «давамеску» – печенье из гашиша. Эффект был ошеломляющим, особенно для группы литераторов, среди которых был Шарль Бодлер и Теофил Готье. Вскоре был организован несколько необычный клуб, известный как «Клуб любителей гашиша». Гашиш настолько быстро распространился в Парижском обществе, что во время Парижского восстания в 1848 году, смутьяны из студенческой среды прошли по улицам с плакатами, требуя свободной продажи конопли.

Делакруа, Оноре Домье, Флобер, Шарль Бодлер были в числе знаметиностей, постоянно посещавших «Клуб любителей гашиша» на острове Сен-Луи. В «Искусственном рае» (глава «Человек, Бог») Бодлер описывает, основываясь на собственном опыте, фазы «белого опьянения» опиумом и гашишем: «Не знаю, можно ли поставить знак равенства между гибельными последствиями, имеющими место в результате интоксикации гашишем, и крахом, наступающим в результате десятилетнего режима опиума; я утверждаю, что в настоящее время и в будущем гашиш будет оказывать более роковые последствия; один – спокойный соблазнитель, другой – разнузданный демон». В заключение Бодлер пишет: «Возбуждающие яды представляются мне не только одним из самых ужасных и наиболее верных средств, которыми располагает дух тьмы, чтобы вербовать и порабощать достойный сожаления род человеческий, но и одним из самых совершенных его перевоплощений». Если бы не интерес к опиуму, поднятый литераторами, филантропами и политическими деятелями, чрезмерное увлечение лекарственными формами опиума так и не было бы осуждено общественностью и не было бы ограничено в медицинской практике того времени.

В начале девятнадцатого века ученые приложили руку к совершенствованию и улучшению «потребительских свойств» наркотиков, научившись выделять чистые алкалоиды, высокоэффективные наркотические действующие вещества из растительного сырья. Первый шаг был сделан в 1803 году, когда ганноверский аптекарь Фридрих Сертюрнер смог разложить опиум и выделить белый кристаллический порошок который оказался в 10 раз сильнее опиума.

Сертюрнер опубликовал статью об открытии «опиумной или меконовой кислоты» – алкалоида, названного им «морфием», и описал его свойства. Название было взято из греческой мифологии и подчеркивало снотворный эффект выделенного из опиума вещества. Современное название алкалоида – «морфин» было предложено позднее Гей-Люссаком. Выделение и очистка морфина открыли перспективы получения активных веществ в чистом виде из растительных и животных тканей. Сертюрнер сам попытался воспроизвести клиническую картину «морфийной» интоксикации на животных. Перспектива, которую открывала возможность использования морфина в терапии, была обнаружена им на самом себе, что чуть не стоило ему жизни, после чего он стал воспроизводить эффекты морфина на собаках. В исследованиях Сертюрнера были выявлены и описаны две принципиально важные стороны хронического введения морфина: «страстное желание наркотика» (по современной терминологии – психическая зависимость) и «приобретенный иммунитет к лекарству» (т.е . – толерантность).

Применение морфина для наркоза и появление морфинизма – наркомании, развивающейся в результате хронического злоупотребления морфином, относится к более позднему периоду и тесно связана с введением в практику подкожных инъекций. В 1953 году Шарль-Габриэль Праваз изобрел шприц для инъекций. С появлением шприца темпы роста морфинизма резко увеличились. В словарях по психиатрии конца 19-го века уже появляется диагностический термин «морфиномания» и «морфинизм».

Следующими событиями, которые способствовали активному развитию морфинизма в девятнадцатом столетии, историки считают Крымскую (1856-1857) и Франко-Прусскую войны (1870-1871). Большое число ранений и операций, проведенных под морфиновым наркозом, способствовало популяризации морфина. С ним стали связывать большие надежды практические врачи. Заблуждение врачей состояло в ложном мнении о том, что морфин в отличие от опиума якобы не будет вызывать наркомании, поскольку бытовало мнение, что наркомания к опиуму «обусловлена свойством желудка», а подкожная инъекция морфина якобы может исключить «заинтересованность» этого органа. В США подобным же образом первую вспышку морфинизма, получившего название «солдатской болезни», вызвала гражданская война, вследствие того, что морфий использовался как обезболивающее при серьезных ранениях.

Рост числа морфиновых наркоманов во второй половине 19-го века, особенно статистически выраженный среди женщин и распространенный в среде врачей, опроверг эти надежды. Становилось бесспорным, что морфин при частом использовании неизменно порождает наркоманию и дает тяжелую форму интоксикации, отличную от интоксикации опиумом. Во второй половине 19-го века каждый новый анальгетик, якобы не вызывающий привыкания, порождал новые надежды и сотни и тысячи новых наркоманов. В 1859-1860 гг. Альберт Ниманн выделил из листа коки алкалоид «кокаин» и установил его структуру. В 1878 году американский врач Бентли выступил с идеей использования кокаина в качестве «заменителя» для борьбы с морфинизмом. Такое лечение приводило к новой зависимости – кокаиновой, а в ряде случаев больные становились жертвами двойной наркомании – морфинизма и кокаинизма. Действие кокаина на психику вызвало интерес у многих выдающихся представителей медицинского мира, в том числе и у Зигмунда Фрейда, который в 1883 году произвел сенсацию, исследуя действие кокаина на самом себе. Это способствовало довольно широкому распространению кокаина в медицинской практике Европы и злоупотреблению им среди населения. Однако очень быстро оптимизм по использованию кокаина в психиатрии сменился признанием его реальной опасности. К началу 20-го века кокаин был полностью исключен из психиатрической практики. С теми же результатами закончилось внедрение такого препарата, как хлоралгидрат.

В 1898 году немецкий фармацевт Генрих Дрезер, изобретатель аспирина, преобразовывая морфин, получил новое химическое соединение, которое было почти в 10 раз сильнее морфия. Это был героин, поначалу с воодушевлением воспринятый медиками как средство с крайне широким спектром терапевтических возможностей. Его немедленно начали использовать для лечения кашля, обезболивания и еще много другого. Тут же немецкая фирма «Bayer» наладила массовое производство «обезболивающего порошка». В 1896 А. Хаффтером из мексиканского кактуса, который ацтеки называли пейотль, был выделен алкалоид мескалин, а в 1919 Э. Спат установил его химическое строение и воспроизвел его при помощи синтеза. Мескалин стал первым галлюциногеном который был получен как чистое вещество, доступное для изучения состояний «умственных иллюзий» и иных изменений чувственного восприятия вызываемых химическим путем.

В середине девятнадцатого века в Европе и особенно во Франции распространятся абсент – спиртной напиток настоянный на полыни. С древних времен в медицине разных стран отвары и вытяжки из полыни использовались в различных лечебных целях и особенно эффективными считались для избавления от глистов, а растирания и высушенные листья применялись для борьбы с клопами и блохами. Считается, что современный абсент родился во времена Великой Французской революции в конце восемнадцатого века, когда тысячи приверженцев монархии бежали из страны. Доктор-эмигрант Пьер Ординер укрылся в западной Швейцарии, где однажды во время конной прогулки обнаружил заросли дикорастущей горькой полыни. Зная о ее свойствах из истории Древнего Рима, доктор задумал поэкспериментировать. Его окончательный рецепт абсента предположительно состоял из настоев полыни, аниса, фенхеля, мелиссы, кориандра и ромашки. И был назван «Зеленой феей» за свои чудодейственные свойства. Когда доктор умер, его домработница открыла бар, где стала продавать «Абсент доктора Ординера». Согласно одной из версий, его как-то раз попробовали два французских эмигранта, Анри Дюбуа и его зять Анри-Луи Перно, – и настолько были удивлены вкусом семидесятиградусного эликсира, что открыли во Франции его производство, купив рецепт напитка у прежней хозяйки.

Популярность абсента во Франции резко возросла во время французских колониальных войн в Северной Африке, которые начались в 1830 году и достигли пика в 1844-1847 годах. Французским военным выдавали определенное количество абсента для профилактики малярии, дизентерии и других болезней, а также для дезинфекции питьевой воды. Действие настойки оказалось настолько эффективным, что этот напиток прочно вошел во французскую армейскую жизнь от Мадагаскара до Индокитая. В то же время в войсках Северной Африки стали все чаще встречаться случаи параноидной шизофрении. Среди французских колонистов и эмигрантов в Алжире тоже распространилась мода на абсент, и даже арабы оценили действие и вкус настоянного на горькой полыни зелья. Если бедуин хотел приобрести абсент, то ему было достаточно украдкой подойти к французскому солдату и намекнуть на то, что верблюды страдают глистами.

Когда французские военные из Африканского батальона вернулись во Францию, они привезли с собой и свое пристрастие к абсенту. Вскоре «зеленоглазая нимфа» стала бешено популярной как среди благополучной буржуазии, так и среди парижской богемы. Великий Виктор Гюго начинал день со стакана абсента в кафе «Прокоп» и им же его завершал в кафе «Режанс», а знаменитый художник импрессионист Анри де Тулуз-Лотрек, не в силах выносить разлуку с любимым напиткам больше часа, носил его с собой во фляжке, вделанной в рукоять трости.

Но скоро медики заговорили и о разрушительных последствиях, которые приносило регулярное употребление абсента. Выяснилось, что содержащееся в абсенте полынное масло буквально разрушает человеческий мозг. Длительное употребление настойки вызывало головокружение, ослабление умственной деятельности, депрессию, галлюцинации, мужчины все чаще страдали импотенцией, у женщин было все больше мертворожденных детей. Но абсент в те времена пользовался огромной популярностью во всех слоях общества. С 1875 года и до начала первой мировой войны потребление абсента во Франции возросло в 15 раз в расчете на душу населения. Вместе с тем «душ» этих становилось все меньше, население страны неуклонно сокращалось, все больше становилось душевнобольных, страдающих нервными расстройствами, мужчин, негодных к военной службе. Врачи, а за ними и государственные деятели забили тревогу.

Еще в середине девятнадцатого века Флобер так коротко формулирует свое мнение об абсенте в «Лексиконе прописных истин»: «АБСЕНТ: Чрезвычайно сильный яд. Один стакан — и вы мертвы. Журналисты пьют его, когда пишут свои статьи. Он убил больше солдат, чем бедуины. От него погибнет французская армия».

В 1905 году абсент был запрещен в Бельгии, потом в других странах Европы и в США. Сильнее всего сопротивлялись промышленники и торговцы Франции, но и в этой стране производство и продажа абсента были запрещены. В немалой степени именно «благодаря» абсенту Франция подошла к первой мировой войне не вполне подготовленной, а позже Гитлер называл французов «вырождающейся нацией».

В конце девятнадцатого века в Европе различные формы наркомании становятся очень заметным социальным явлением, настолько присутствующим в жизни общества, что многие выдающиеся литераторы в своих произведениях ярко описывали эту сторону жизни тогдашнего цивилизованного общества. Началось все, пожалуй, наиболее ярко и однозначно в 1850 году, вскоре после опубликования романа Чарльза Кингсли «Alton Locke», когда общественное мнение Европы окончательно признало в опиуме смертельную опасность. Чарльз Диккенс в 1870 году изобразил жизнь опиумных притонов в романе «Тайна Эдвина Друда», Оскар Уайльд в 1891 году — в «Портрете Дориана Грея», Артур Конан-Дойл в 1892 году — в рассказе «Человек с искривленной губой». А драматическая смерть актрисы Билли Карлтон в 1918 году породила мрачные слухи об опиумной жизни Британии.

Еще один известный всем нам предмет. Напиток «Кока-Кола». Его название звучит так потому, что изначально в составе коричневого прохладительного напитка содержались экстракты орешков африканского дерева кола и листьев куста коки. Именно тех самых, из которых добывают кокаин. «Кока-Колу» изобрел в 1886 году в американском городе Атланта аптекарь Пембертон. При этом он искал замену популярному тогда в Америке народному напитку. Это напиток представлял собой вино, настоянное на листьях коки. Вино это запретили, но не из-за кокаина, а из-за сухого закона и запрещения продажи любого спиртного. В те времена компания «Кока-Кола» даже на бутылочных этикетках своей газировки изображала листья куста коки. А жвачку и сигареты с добавлением этого наркотического растения тогда можно было приобрести в любой американской лавке. И только в начале двадцатого века под давлением неопровержимых фактов о вреде этого наркотика из рецептуры напитка был изъят экстракт коки.

В ходе развития современной цивилизации известны случаи, когда целые государства строили свою политику и экономику на торговле наркотиками. Такие отношения длительное время существовали между Великобританией и Китаем. Впервые появление и использование опийного мака в Китае отмечено в древних текстах по медицине, датируемых Х веком н. э. Долгое время опиум экспортируется в страну в основном из Индии, а с началом эпохи великих географических открытий – из Португалии. При этом до второй половины ХVII века опиум ввозится исключительно как лекарственное средство, в основном против дизентерии. В XVII веке испанцы, торгуя на Филиппинах и в Южном Китае, завозят в эти страны табак. Тогда же голландцы вводят обычай добавлять в табак опиум. Голландцы считали это верным средством борьбы с малярией, китайцы же поняли его как способ опьянения. От курения табака с опиумом до курения чистого опия был один шаг: и вскоре в Китае укоренился обычай курения чистого опия. В стране развилось опиокурение, скоро приобретшее бедственный характер. В 1729 г. указом императора Юнг Чанга, а в 1800 г. — императора Киа Конга запрещаются продажа опия для курения и содержание опиумных курилен в Китае. Невзирая на законы, Англия и Голландия в погоне за прибылью продолжают контрабандный ввоз в Китай огромных количеств опиума. В конце XVIII века вся опийная торговля монополизируется в руках Ост-Индской компании, которая владела обширными опиумными плантациями в Бенгалии в Индии. Англичане могли регулировать поступление этого наркотика на рынок. Сначала много и дешево, потом еще больше, но уже дороже. Классическая схема «посадки на иглу», но в размерах целой китайской цивилизации.

Начиная с 1830 года, всего за семь лет английский экспорт опиума в Китай возрос со 120 тонн до почти двух с половиной тысяч тонн. Подобные масштабы не снились ни одному из современных наркокартелей. Торговля другими товарами почти замерла, утечка серебра из страны дезорганизовала финансы. Миллионы китайцев, от простых кули до принцев, стали жертвами пагубного пристрастия. Правительство с ужасом обнаружило, что среди служащих Уголовной и Налоговой палат больше половины — наркоманы. Государственные институты, система искусственного орошения, даже императорская гвардия разваливались на глазах.

Наказания за «злоупотребление опиумом» не помогали. Наконец, император решился нанести наркоторговле серьезный удар. В 1839 году в Кантоне началась повальная конфискация опиума, суда с зельем топили в море. В ответ Великобритания выступила «в защиту священных принципов торговли» и начала войну. Китай не выдержал комбинированного социально-экономического и военного давления и пошел на уступки. По Нанкинскому договору 1842 года англичанам были открыты пять крупнейших китайских портов, да еще в придачу они получили остров Сянган, на котором выросла их колония Гонконг.

Победители обещали прекратить торговлю опиумом. Но это обещание так и осталось на бумаге. Торговля продолжала набирать обороты, и в 1856 году это привело ко второй войне. Эта вторая опиумная война закончилась в 1858, и по условиям Тиенсинского договора Китай официально был вынужден согласиться импортировать опиум, но при этом мог устанавливать большие таможенные пошлины. Торговля опиумом стала приносить большие доходы казне, поэтому Китайские власти на некоторое время смирились с существующим положением вещей. Повсеместно были устроены специальные курильни, называемые англичанами опиумными лавочками. Отличительным признаком такой курильни служил приклеенный у ее входа желтый листок бумаги, служащий для фильтрации опиума. Это и вывеска, и приглашение зайти.

Китайское правительство постоянно боролось с массовым распространением опиума, хотя доход, приносимый государству курением, был очень велик, так как налог в курильнях взимался с каждой трубки. Китайский император принимали самые энергичные меры, чтобы победить наркоманию среди государственных служащих и в армии. Китайские прогрессисты устраивали публичные чтения, писали и ставили пьесы для народа, где в мрачных красках изображали вред опиума и жалкий конец тех людей, которые увлекаются опиумом.

Вскоре по английскому образцу с Китаем подписали свои договоры Франция и США. Страну просто завалили наркотиками. Опиум послужил своего рода тараном, чтобы открыть китайский рынок для европейской торговли. Но по мере того, как европейцы становились хозяевами Поднебесной империи, они все больше осознавали, что опиум оружие обоюдоострое. Английские газеты писали: «Препятствием расцвета торговли является вовсе не отсутствие спроса в Китае на наши товары… Плата за опиум поглощает все серебро. Китайцам просто нечем платить за продукцию английских фабрик». Подданные императора, уже неспособные существовать без ежедневной дозы, сами начали возделывать опийный мак – вместо чая и риса. Дошло до того, что эти традиционные китайские товары пришлось ввозить в страну.

Поражение Китая в войне с Японией в 1894-1895 гг., бывшее в значительной мере результатом опиомании среди солдат, заставляет китайское правительство в очередной раз повести борьбу с опиокурением. В 1906 году специальный комитет, созданный для борьбы с наркоманией, возбуждает перед верховной властью Китая вопрос о реформе. Ввоз опия полностью запрещается, но это вызывает в свою очередь расцвет незаконного выращивания снотворного мака буквально по всей территории Китая. Быстрый рост и успешное культивирование мака в стране резко снизили его стоимость на внутреннем рынке, сделали его абсолютно доступным даже для самых беднейших слоев населения.

Еще весьма длительное время самые различные правительства Китая силой будут пытаться искоренить пристрастие к опиуму, пустившее такие глубокие корни в стране. В 1950 году коммунистическими властями был принят драконовский антиопиумный закон. Только по сильно заниженным официальным данным, 80 000 человек было арестовано, многие из них расстреляны. В настоящее время антинаркотическое законодательство КНР является одним из самых жестких в мире. Думаю, именно с этими событиями связано наличие крайне жестокого законодательства по торговле наркотиками и приему их во всем азиатском регионе.

В 20-ом веке наркомания переходит в разряд социальных проблем: вспышки героинизма в начале века в США, кодеинизма в 30-е годы в Канаде, злоупотребление амфетаминами в Японии, барбитуратами в Скандинавии поставили вопрос о диагностике и определении наркомании как особого класса заболевания.

Очередной всплеск массового применения наркотиков в развитых странах Европы и Америки относится к шестидесятым годам двадцатого столетия. Психоделическая революция тех времен была очень тесно связанна с подобными же молодежными «революциями» в области секса, рок музыки и социального неприятия всех основных ценностей стандартного буржуазного существования. Такие «авангардные» и «протестантские» черты массового сознания студентов, да и вообще широких масс молодых людей той поры и составляли собой основное содержание феномена молодежной контркультуры бурлящих шестидесятых. Термин «психоделический» можно перевести как «проявляющий разум» или «расширяющий сознание». Он был предложен в середине пятидесятых годов психиатром Хамфри Осмондом, пионером исследования ЛСД в США. В течение первых 15-ти лет после открытия психоактивных свойств ЛСД его не только не запрещали, но и пытались активно использовать в психиатрии и экспериментальной психологии. И только вызываемые им тяжелые острые и хронические психозы заставили врачей и ученых отказаться от этих попыток.

Психоделическая революция принялась сходить на нет в конце шестидесятых. Официальные опыты с ЛСД в США и Европе были прекращены.

Американские эскимосы на Аляске в начале 80-ых годов решили, что коноплю можно легализовать. Через 10 лет по количеству наркоманов Аляска вышла на первое место среди других штатов. Параллельно росту числа наркоманов увеличился уровень преступности и снизилось количество работающих. В 1990 году употребление конопли опять запретили.

Итак, из многих болезней цивилизации злоупотребление наркотиками, как и алкоголем, имеет очень долгую историю. В древности применение веществ, изменяющих сознание, часто диктовалось обычаями, обрядами социального, религиозного и ритуального характера. Масштабы этого употребления различались в зависимости от района мира, исторической эпохи, отношения общества к наркотику и налагаемых на его употребление ограничений, от активности наркотического вещества, способа его употребления. Но, если на протяжении тысячелетий человечество, как правило, положительно оценивало действие этих веществ, особенно опиума, то по мере развития цивилизации, совершенствования методов химии и фармакологии, получения активных действующих начал из наркосодержащего сырья, а также синтеза новых наркотических препаратов, причинно-следственные отношения между действием наркотиков и сопутствующей десоциализацией и инвалидизацией лиц, злоупотребляющих ими, становились все более очевидными. Из приведенного выше материала можно сделать вывод, что, начиная с 19-го века, распространение наркотиков в мировом масштабе приобретает свойства эпидемического процесса. Можно говорить о «заражении среды» наркотиками, не забывая о том, что механизмы распространения носят социо-культурный характер. Самую мощную волну эпидемии в современном мире, по исследованиям социологов, определяют такие факторы, как молодежная мода, социальные связи и окружение, групповая динамика, в том числе давление группы, желание поддержать статус и престиж положения. Эпидемия странным образом совпадает с трансформационными изменениями как на Востоке, так и на Западе. Момент перехода общества к индустриальному или пост-индустриальному обществам оказывается наиболее «удобным» историческим периодом для наркотической волны. Реконструкция динамики эпидемического процесса показала, что и в бывшем СССР, и в США, и в Европе нелегальные наркотики и наркомания присутствовали и до начала эпидемии как латентные явления социальной жизни. Механизм распространения наркотиков в период эпидемии слабо зависит от политической системы, правительства в тех странах, где эпидемия началась. Существуют общие вышеназванные социо-культурные механизмы распространения наркотиков, которые очень похоже проявляют себя в самых различных странах мира.

Какие же психодинамические механизмы лежат в основе явления, принявшего мировые масштабы? Я хочу процитировать отрывок из 2-го раздела работы Зигмунда Фрейда «Неудовлетворенность культурой».

«Жизнь, как мы ее себе представляем, слишком трудна для нас, она несет нам слиш­ком много страданий, разочарований и непосильных задач. Мы не может обходить­ся полумерами лишь для того, чтобы выжить. Мы не обойдемся без вспомогатель­ных конструкций. Основные из них – следую­щие: сильные отклонения, которые позволяют не так болезненно воспринимать наше горе; замещающее удовлетворение, которое смягчает его; опьяняющие вещества, которые делают нас невосприимчивыми к нему. Что-то в этом роде совершенно необходимо… Научная деятельность является отклонением подобного рода. Замещающие удовлетворения, рождаемые искусством, являются иллюзиями по контрасту с реальностью, но они обладают ничуть не меньшим психическим действием благодаря роли, которую приобрела фантазия в психиче­ской жизни. Опьяняющие вещества влияют на наш организм и изменяют его химический состав».

«…мы подошли к более прозаичному вопросу, а именно: «Что сами люди выявляют своим поведением как цель и стремления в жизни?» Что они хотят от жизни и стремятся в ней достичь? Вряд ли можно подвергнуть сомнению ответ на этот вопрос. Они страстно желают счастья; они хотят стать счастливыми и оставаться такими. Это стремление имеет два аспекта, позитивную и негативную цель. С одной стороны, оно направлено на исключение боли и неудовольствия, а с другой – на достижение сильного чувства удовольствия. В своем более узком смысле слово «счастье» имеет отношение только к последнему. В приспособлении к этой дихотомии своих целей деятельность человека развивается в двух направлениях, в зависимости от желаемой степени реализации – в основном или почти исключительно – одной из этих двух целей.

Как мы видим, то, что определяет цель в жизни, является по сути дела програм­мой принципа удовольствия. Этот принцип доминирует в действиях психического аппарата с самого начала. Не вызывает сомнений его действенность, однако прог­рамма его находится в противоречии с целым миром, как микрокосмом, так и с макрокосмом. Абсолютно не существует возможности для ее реализации; все правила Вселенной идут вразрез с ней. Так и хочется сказать, что в планы создателя не входило делать людей счастливыми. То, что мы называем счастьем в самом узком смысле, есть не что иное, как (преимущественно неожиданное) удовлетворение потребностей, обостренных до крайней степени, природа которых допускает лишь эпизодическое удовлетворение их. Когда ситуация, которая столь же­ланна в соответствии с принципом удовольствия, продлевается, это вызывает лишь чувство легкого удовлетворения. Так уж мы устроены, что подлинное наслаждение можем получать лишь на контрасте, и очень редко от стабильного положения вещей. Таким образом, наши возможности для счастья изначально ограничены нашей конституцией. Несчастье испытать гораздо легче. Нам угрожают страдания с трех сторон: наш собственный организм, обреченный на старение и распад, который не может обойтись без боли и беспокойства в качестве предупредительных сигналов; внешний мир, который может обрушиться на нас безжалостными и непреодолимыми разрушительными силами; и, наконец, наши отношения с другими людьми. Мы часто считаем их бессмысленными и беспочвенными, несмотря на то, что они столь же неизбежны, как и страдания, вызванные другими причинами.

Нет ничего удивительного в том, что под давлением этих источников страдания человек привык снижать свои потребности в счастье, равно как и сам по себе принцип удовольствия под воздействием внешнего мира трансформировался в более скромный принцип реальности, когда человек считает себя счастливым только лишь потому, что ему удалось избежать несчастья или выжить несмотря на страдания, стремление избежать несчастья вытесняет на задний план желание получить удовольствие. Размышления приводят к мысли о том, что выполнение этой задачи может быть осуществлено различными путями, каждый из которых рекомендуется различными школами мирового опыта и используется человеком. Неограниченное удовлетворение всех потребностей представляет собой наиболее соблазнительный образ жизни, но он означает, что удовольствие превалирует над осторожностью и вскоре само становится наказуемо».

«Наиболее интересными методами предотвращения страданий являются те, которыми человек пытается воздействовать на собственный организм. Ведь, в конечном счете, всякое страдание (как и счастье), есть лишь (субъективное) ощущение и существует лишь постольку, поскольку мы его испытываем только в силу определенного устройства нашего организма. Самым грубым, но и самым эффективным способом является химическое воздействие… факт остается фактом, и заключается он в том, что существуют… вещества, наличие которых (в организме) непосредственно приносит нам чувство наслаждения, а также так меняет условия нашей эмоциональной жизни, что мы становимся неспособными к восприятию неприятного. Оба эти воздействия приходят одновременно, они кажутся и внутренне связанными.

Действие наркотиков в борьбе за счастье и для устранения несчастья признано как отдельными людьми, так и народами… они заняли почетное место в психоэнергетике их либидо.

Наркотики ценятся не только за то, что они увеличивают непосредственно наслаждение, но и за то, что они позволяют достичь столь вожделенной степени независимости от внешнего мира… при помощи избавителя от забот можно в любой момент уйти от гнёта реальности и найти убежище в собственном мире, где царят лучшие условия для восприятия ощущений. Известно, что именно это свойство наркотиков обуславливает их вред и опасность. На них иногда лежит вина за то, что большие запасы энергии, которые могли бы быть использованы для улучшения человеческой участи, растрачиваются зря».

Все, что было написано Фрейдом около ста лет назад, остается актуальным и сегодня. Согласно данным медицинской статистики химические зависимости убивают намного больше людей, чем все войны и преступления вместе взятые.

В общем-то, аддиктивное поведение не является чем-то особенным, не свойственным человеку, либо возникающим обязательно в связи с потреблением каких-то веществ. Точно так же, как и любое поведение, встречающееся при психических расстройствах, аддиктивное поведение можно рассматривать как один из видов приспособительного поведения, манифестирующий в определенных условиях.

Для лучшего понимания сущности аддикции содержательным является вопрос: в чем приспособительный характер зависимости и чем за это приспособление приходится платить? Оказывается, аддиктивное поведение возникает повсеместно и имеет важное защитно-приспособительное значение в условиях, воспринимаемых человеком как лишение свободы или ее существенное ограничение. Это явление было исследовано в концентрационных лагерях и местах заключения. Аддикция, видимо, является своеобразной защитой, с разной степенью успешности предохраняющей личность от деградации в неприемлемых для нее условиях. Аддиктивный субъект становится более эмоционально устойчивым, т.к. большая часть событий, способных явиться серьезной психической травмой для нормального человека, для него такой травмой не становятся, вследствие смещения зоны его эмоциональных интересов. То есть, для того, чтобы меньше страдать, можно «перестать быть человеком» в эмоциональном смысле этого слова – временно или совсем.

Можно утверждать, что аддикция представляет собой личностную проблему. Определенная степень свободы является важнейшим условием формирования и развития личности. «Нам все позволено, но не все полезно» – декларировано еще в Евангелие. Если в психотерапии мы понимаем под свободой возможность выбранной необходимости, то оказывается, что условия «лишения свободы» становятся деструктивными тем, что, хотя могут и не менять существенно саму необходимость, но сильно ограничивают ее «выбранность». То, что мы называем необходимостью, несомненно носит личностный характер. Подавление потребности выбирать за счет лишения свободы может приводить к переоценке или отрицанию необходимости. Это может заставить субъекта выбирать даже ценой того, что выбор будет ложным. Однако и переоценка необходимости, и отрицание ее, и ложный выбор не способны принести человеку настоящего удовлетворения. И в этом случае аддикция лишь представляет собой возможность более-менее шаткой компенсации в ложном, а точнее в искаженном, иллюзорном бытии. Необходимость, в ее личностном смысле, для лица, страдающего аддикцией, всегда остается болезненной точкой, как бы она не была скрываема им даже от самого себя. Это подтверждает и такой кажущийся сначала непонятным факт: часто у лиц, страдающий аддикциями, наблюдается высокая актуальность экзистенциальной проблематики, что подчас не согласуется ни с их возрастом, ни с уровнем образования, ни с их воспитанием, ни с образом жизни, который они ведут. Значимость экзистенциальной проблематики определяется не только самим «моментом», в котором аддикция развивается, но и особенностями преморбидной личности, степенью ее зрелости. И в этом отношении наиболее уязвимыми являются подростки и молодые люди. Одним из основных механизмов аддикции является перенос эмоционального отношения с живого объекта на неживой, либо наоборот – отношение к живому, как к неодушевленному (как это происходит при любовной аддикции). В таких случаях мы говорим о личностных расстройствах пограничного уровня, чаще нарциссических по типу.

Одновременно с нарциссической декларацией человеческого «всемогущества» в постиндустриальном обществе появляется и все шире распространяется аддиктивное поведение, в первую очередь наркотическое, словно в отместку демонстрирующее иллюзорность свободной воли «сверхчеловека» современной эпохи. Это неизбежная плата за тяжесть культурных перемен последнего столетия, ослабление ценностных категорий человеческого существования перед лицом всеобщей технологизациии и глобализации, исчезновение духовного мировоззрения из жизни большинства людей, формирование культа потребительства, стремление «потреблять счастье» как товар (Э. Фромм, 1986). Можно смело утверждать, что главной религией прошедшего века стала «религия вещей». Ценность человеческой личности стала оцениваться в терминах сугубо количественных. Чем большим количеством вещей или эквивалентными им знаками символического обмена (т.е. деньгами) владеет человек, тем «ценнее» его личность. Смысл человеческой жизни зачастую сводится к обмену самого себя на вещи или деньги (т.е. производные материальной культуры). Этот процесс описан одним из основателей философии постмодернизма, французом Жаком Бодрийяром, в книге «Символический обмен и смерть». Бодрийяр называл вещи и деньги, к которым суетно и бессмысленно стремится современный человек «симулякрами» – предметами симулирующими, подменяющими истинные человеческие ценности. Однако если культура ограничивает смысл любых потребностей только приобретением вещей, то человек будет пытаться удовлетворять свои экзистенциальные потребности (в т.ч. смысла жизни), пытаясь уменьшить давление овеществленной культуры, уходя и забывая время от времени о социальной обусловленности, выходя за ее рамки через изменение состояния сознания и получение иллюзии счастья в виде удовольствия. Психоактивные вещества, дающие состояние опьянения, иллюзию свободы, выхода за рамки личностных и социальных границ, подходят для этой цели почти идеально. Искусственные ценности торговой культуры, обладающие свойством неуловимости и недостижимости, постоянно стремятся отвлечь внимание и увести его от сущности и бесконечности человеческого «я» к новым, ежесезонно меняющимся моделям одежды, автомобилей, новейшим и эффективнейшим зубным пастам, очистителям унитазов или абсолютно бессмысленным, но зато обладающим эфемерной престижностью жевательным резинкам.

Выряжаясь языком Къеркегора, торговой цивилизации нужен «неаутентичный» человек, жадно потребляющий и полностью зависимый от внешней оболочки, предметов внешнего мира. Къеркегор утверждал, что человек пробивается к аутентичному существованию через мучащие его тревогу и страх. Еще в 19-ом веке он писал, что самое главное напряжение тревоги мы испытываем в подростковом возрасте, когда проходим через два мучающих нас начала – испытания любовью и реальностью смерти. По Къеркегору в этом возрасте человек либо должен достичь собственной аутентичности, либо остаться неаутентичным и зависимым человеком, поведение которого целиком определяет толпа. Думается, что если взглянуть на происходящее в мировом масштабе, то окажется вовсе неудивительным размах наркотической эпидемии за счет подростков и молодых людей, ведь наркотик – это искусственная встреча с собой «идеальным», иллюзия достижения собственной аутентичности. Именно эту симуляцию, эту подмену услужливо предлагает всем торговая цивилизация.

Литература:

  1. И.Ю. Исаев «Зов бездны. Мистические механизмы наркомании».
  2. В.А. Соболев, И.П. Рущенко «Молодежь и наркотики (социология наркотизма)».
  3. З. Фрейд «Неудовлетворенность культурой».
    1. Т.И. Ульянкина «История опиумных препаратов и проблема возникновения наркомании».

Комментарии:

Комментарии   

 
0 # Arnoldo 17.04.2019 09:30
Inspiring quest there. What occurred after? Take care!



Here is my website; mega casino: https://Kasino.vin/downloads/69-download-mega888
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Arnoldo 17.04.2019 09:30
Inspiring quest there. What occurred after? Take care!



Here is my website; mega casino: https://Kasino.vin/downloads/69-download-mega888
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Merrill 31.03.2019 10:43
This piece of writing is really a pleasant one it assists new the web visitors, who are wishing in favor of blogging.


Also visit my web-site: ntc33 login: https://kasino.vin/downloads/68-download-ntc33
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Johnnie 27.03.2019 20:28
So make sure place your own spin on you determine. Create unique network in social bookmark sites.
So put your own unique spin on your private content.
It's almost guaranteed that ALL of these experts.

my blog post; rollex11
download: https://918kiss.bid/games/rollex-11
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Jack 27.03.2019 18:35
What things have you done differently may possibly have
helped the relationship remain positive? Many attorneys
specialize in divorce and are in fact, not okay attorneys.

Feel free to surf to my blog ... rollex11 download: https://kslot.app/index.php/games/rollex11
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Marsha 26.03.2019 10:36
She built a simple blog-based website offering valuable information on dating website.

Forums are the best places where people discuss with
regard to the latest in the. This is commonly software, video, images or articles.


Also visit my web blog :: lpe88 download android: http://918.credit/casino-games/lpe88
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Phoebe 23.03.2019 08:33
Just be specific the men and women who you interview pertain into the market of one's blog.

In case, of yams and sweet potatoes, they possess a good content
of 'beta carotene'. This is often a concept I hear continuously.


My web site ... sky777 download: http://918.credit/downloads/88-download-sky777-for-android-and-ios
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Antonia 09.03.2019 09:41
I read this paragraph completely regarding the difference of latest and previous
technologies, it's awesome article.

Here is my web site play8oy id
test: http://russellemail.com/__media__/js/netsoltrademark.php?d=epaper.sinchew.my%2Fbreaking-news-view%2F%3Flink%3Dhttp%3A%2F%2Fkasino.vin%2Fdownloads%2F72-download-play8oy
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Matt 12.02.2019 16:04
I'm really enjoying the theme/design of your web site.
Do you ever run into any browser compatibility issues?
A small number of my blog visitors have complained about my
blog not operating correctly in Explorer but looks great in Firefox.

Do you have any advice to help fix this issue?

Here is my blog; glenium sky 777: http://baza57.ru/bitrix/redirect.php?event1=u=23888
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Robby 10.02.2019 10:24
It's a pity you don't have a donate button! I'd most certainly donate to this fantastic
blog! I suppose for now i'll settle for bookmarking and adding your RSS feed to
my Google account. I look forward to fresh updates
and will share this site with my Facebook group.
Chat soon!

Here is my homepage - joker123 download: https://Kasino.vin/home/joker-123/56-joker123
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Guadalupe 23.01.2019 10:18
This post gives clear idea in support of the new users of blogging, that
genuinely how to do blogging.

My page; online casino
s bonusem zdarma: http://longsdrug.net/__media__/js/netsoltrademark.php?d=masteram.us%2Faway%3Furl%3Dhttp%3A%2F%2Fkasino.vin%2Fhome%2Frollex-11%2F58-rollex11
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Francine 15.01.2019 03:27
Online casinos sometimes reveal freerolls are the real deal money, as well.
Of course, what would a mobile casino be if it did not have video slots online casino games?
Well this strategy will be self-explanatory.

My webpage; 918kiss
download: http://www.kingsandqueensonline.com/918kiss-most-popular-online-slot-game
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Casimira 27.12.2018 19:02
I used to be suggested this blog through my cousin. I am now not
sure whether or not this publish is written by way of him as nobody else recognise
such distinct about my trouble. You're wonderful! Thank
you!

Here is my site - present
progressive grammar games: http://www.Newyorkhelicopterattorney.com/__media__/js/netsoltrademark.php?d=kasino.vin%2Fdownloads%2F70-download-lpe88
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Heike 06.12.2018 03:10
I read this piece of writing fully on the topic of the comparison of latest and preceding technologies, it's awesome article.


my website ... rollex 11: https://kasino.vin/downloads/76-download-rollex11
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Nicolas 18.11.2018 21:11
Therefore, it is important that seem for the compatibility items.
This is quite relevant not only on online casinos, however additionally on brick and mortar.

Jacks, queens and kings all possess a value of ten.

Also visit my web blog :: 918 kiss: http://www.kingsandqueensonline.com/918kiss-most-popular-online-slot-game
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Verla 13.11.2018 01:31
It is really a nice and helpful piece of information. I am happy that you shared this helpful information with
us. Please keep us informed like this. Thank you for sharing.


Also visit my web page ... SCR888: http://clwholdings.com/__media__/js/netsoltrademark.php?d=kasino.vin%2Fhome%2Face333
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
0 # Therese 29.10.2018 02:24
I have noticed you don't monetize your site, don't waste your traffic,
you can earn extra bucks every month. You can use the
best adsense alternative for any type of website (they approve all websites),
for more info simply search in gooogle: boorfe's tips monetize your website

my web blog: BestRosalinda: https://CleverSherlene.blogspot.com
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить